Добычи мечел майнинг


Однако затем это было отложено. Это позволяет компании реализовывать не только рядовой уголь, но и продукцию более глубоких переделов например, угольный концентрат. Кроме того, еще в марте г. С октября г. По состоянию на Рост выручки до 9, млрд долл. Выручка за первое полугодие г. При этом еще в сентябре г. США для рефинансирования кредитных обязательств. По итогам г. Общий размер дивидендов по обыкновенным акциям составил около 3,63 млн руб.

Выручка за отчетный период составила около 6,86 млрд руб. Так, в г. Однако в г. При этом выработка электроэнергии в г. Учитывая значительные процентные расходы, налоговые выплаты и вероятное увеличение оборотного капитала, в г. Если в г. Росту цен на уголь на мировом и внутрироссийском рынках способствуют высокие цены на нефть. Следует отметить, что с апреля г. Осенью г. Из них капвложения в металлургический сегмент составят млн долл. Как видно на рис. При этом выработка на 1 работника ППП по добыче угля до г.

Кроме того, в мае г.

У «Мечела» не осталось никакого аппетита к риску

Промышленные запасы угля, по состоянию на За прошедшее десятилетие — это самый низкий уровень добычи угля в г. Самым высокопроизводительным предприятием по итогам г. По состоянию на август г. Ленина, две другие были остановлены по причине повышенного содержания газов в атмосфере и самовозгорания угля. Поэтому, в г. Росту объемов производства и повышению качества добываемого угля в компании будет способствовать строительство и ввод в эксплуатацию трех новых шахт.

Общий объем инвестиций для строительства шахты может составить 12,5 млрд руб. Ввод второй очереди, запланированный на октябрь г. В случае изменения экономической ситуации строительство второй очереди шахты будет законсервировано. На сортировочных установках компании в г. В августе г. Это рекордно мало для угольной компании. Это современный промышленный комплекс, имеющий новейшую инфраструктуру для добычи и обогащения железной руды.

Дела у ГОКа идут отлично. Идут в гору и финансовые показатели. Одним из самых масштабных стало приобретение производителя коксующегося угля Bluestone Сoal у семьи американского бизнесмена Джеймса Джастиса в пик кризиса. Первоначально это вызвало скепсис у участников рынка.

Кроме того, основной клиент в Америке отказался от поставок Bluestone Сoal. Поставки угля были перенаправлены в страны Азиатско-Тихоокеанского региона, где сохранялся стабильный спрос. Однако консолидированные финансовые результаты холдинга широкой публике пока недоступны, что вызывает сложность в оценке компании. Таким образом, получается вилка цен: Однако все эти оценки подразумевают выход работы угольных разрезов и шахт на полную мощность, в том числе и запуск Эльги. Это для тех, кто имеет счета у американских брокеров.

Однако пока такой вариант несет в себе риски: При этом Коршуновский ГОК будет по-прежнему стоить дешево ввиду невысокой ликвидности акций.

Функции оперативного управления были переданы дивизионам, а головная компания, акции которой торгуются на бирже, теперь будет заниматься исключительно контролем и принятием стратегических решений. Банки, естественно, заинтересованы в том, чтобы деньги уходили им в исполнение обязательств по кредитам. Так что должно сойтись два фактора: Если пазлы складываются, то дивиденды платятся. Очевидно, что компания получит неплохую прибыль благодаря сырьевому буму.

В прошлом году мы эти дивиденды выплачивали, сейчас нам необходимо будет так же, как и год назад, получить согласие банков и одобрение общего собрания акционеров. Это не та эмоция, которую я испытываю по отношению к банкам.

Везде работают профессиональные и здравомыслящие люди. Приход новых людей с новыми взглядами, другим пониманием бизнеса никогда не вредил. За все то время, пока банки участвуют в совете директоров, в принятии решений, я не могу вспомнить каких-то больших противоречий.

"Мечел" остановил добычу угля в США

У нас логичная и разумная компания, мы никогда не делаем шагов, которые не поддаются логике. Поэтому все решения, которые мы готовим для совета директоров, — они обоснованные.

Банк — это же не Баба-яга, которая всегда. Банки соглашаются с той политикой и тем вектором, который задает менеджмент. В какой-то степени их присутствие нас даже дисциплинирует. Мы понимаем, что какие-то вещи нам не согласуют, и находим более консервативное решение.

Но это справедливо. Не секрет, что, выстраивая вертикально-интегрированный холдинг, мы всегда покупали активы, которые дополняют существующие. Мы никогда не брали конфетные фабрики или майнинг на линуксе плюсы продуктовые. Все было логично. Наверное, мы не в полной мере учли тот фактор, что в мире бывают не только подъемы, но и падения. И в определенный промежуток времени переоценили свои возможности. К сожалению, это показало, что всегда нужно перестраховываться и всегда нужно думать о том, что тренд может смениться и на первый план выйдет совершенно другая логика развития.

Это, конечно, очень сильно научило. Я думаю, что сегодня компания в том виде, в котором она сейчас существует, сбалансирована. И если мы говорим о дальнейшем развитии, то мы в первую очередь говорим о тех активах, которые у нас.

Мы вообще перестали смотреть в сторону приобретений. У нас есть понимание, что надо делать внутри. Так как у нас нет сейчас возможности инвестировать, мы все наши усилия направляем на оптимизацию внутренних процессов, и это нам неплохо удается. Если появятся деньги, у нас есть понимание, как развивать наши проекты и куда двигаться. Но это не будет касаться приобретения новых активов.

Да и рельсобалочному стану есть куда увеличивать производство. Почти каждый месяц осваиваем новый профиль, новый сортамент. Это дает нам возможность расширять границы. Мы получили европейские сертификаты, которые дают нам возможность экспортировать нашу продукцию. Балку мы уже грузим, рельсы на экспорт начнем продавать в этом году. Эльга — там еще столько работы! Запланированные нами на этот год 5,2 млн т угля — чайная ложка в масштабах этого проекта. Думаем также над обновлением производства нержавеющей стали на ЧМК.

Сейчас нержавейка в основном импортируется. Так что потенциально это очень хорошая точка роста. Мы смотрим лучшие технологии и лучший опыт, которые есть в мире. Ведем активные переговоры с несколькими производителями оборудования.

Если банки не будут против, то мы бы хотели реализовать этот проект. У нас есть лицензии, которые на сегодняшний день не в активной фазе разработки. Майнинги доллара переговоры с ведущими мировыми производителями, предлагающими комплексные решения.

Пока мы не остановимся на конкретном варианте, я бы не хотел давать оценку по возможным инвестициям. Есть и другие отложенные инвестпроекты, к рассмотрению которых вернемся в случае существенного улучшения нашего финансового положения, сегодня рано об этом говорить. Оставшихся, вашу команду за этот — без преувеличения — подвиг Игорь Владимирович вознаградит?

Опционной программой, например? Это вопрос к Игорю Владимировичу. Я с ним, естественно, это не обсуждал. С точки зрения кадровых изменений за эти годы мы пережили разное.

Новым гендиректором управляющей активом компании стал Павел Штарк

И те люди, которые остались в компании, — это та платформа, тот фундамент, на который мы можем сегодня опираться и двигаться.

Это не обязательно люди, которые работают в офисе в Москве. Мы очень много разговаривали в этот промежуток времени с нашими коллегами на предприятиях, объясняли им ситуацию. И то, как мы прошли сложный период последних трех лет, зависело не только от людей, которые участвовали в переговорах с банками и делали техническую работу, но и от тех, кто работал на местах, кто в сложные периоды, когда почти отсутствовало финансирование, смог удержать коллективы, производство, не завалиться.

Руководители предприятий всегда были в курсе того, что происходит. Мы всегда старались их информировать, рассказывать о текущей ситуации. Акционер все это ценит и понимает и относится с большим уважением и благодарностью к тем, кто остался, в первую очередь. Это хорошая школа. Стрессовые состояния и риск-менеджмент, когда все в напряжении и каждый день как подвиг, — это, конечно, людей закаляет и дает огромный опыт и юристам, и финансистам, и производственникам Народ у нас весь стойкий.

Понятно, что это общее место для многих российских компаний. Но, может быть, вы думали о том, чтобы отказаться от листинга на Нью-Йоркской бирже в пользу Москвы? Был бы красивый, политически верный жест. Наша задача — это производить продукцию, обеспечивать предприятия заказами, а трудовые коллективы — стабильной работой.

Конечно, с углем другая ситуация — почти половина экспортируется.

Но на Нью-Йоркской бирже мы чувствуем себя комфортно. И, как мне кажется, сам по себе факт ухода с Нью-Йоркской биржи негативно скажется на оценке компании. Мы считаем, что правильно в свое время выбрали именно эту площадку и продолжаем достойно представлять на ней нашу страну.

Это был действительно интересный проект, он мог бы нам дать хороший синергетический эффект. Но что сделано, то сделано.

Возвращаясь к ответу, мы действительно уделяли много времени реструктуризации и в связи с этим меньше времени и сил оставалось на операционное управление. И когда мы вернулись обратно в активную фазу управления, мы отчетливо увидели, где у нас были упущения. В г. Сейчас вы готовы продать какие-то активы? Американскую Bluestone, румынские, болгарские активы мы продавали не потому, что они логически не встраиваются в нашу концепцию, а потому, что в тот промежуток времени они не приносили прибыль и мы не видели среднесрочных перспектив их развития.

Те активы, которые у нас есть сегодня, очень хорошие, они правильно интегрированы в нашу систему и позволяют нам решать в первую очередь стратегические задачи по защите бизнеса.